Передислокация

Моббинг

Ухожу со своей фирмы на другое место. Выполняя необходимые формальности, связанные с увольнением, размышляю, что делать с оставшейся неиспользованной неделей отпуска. Отдохнуть перед приходом на новое место надо, утомленность с самого начала на новом рабочем месте ни к чему. Только так, чтобы никакой адаптации к другому климату и усталости от перелетов, здесь, в Подмосковье. Вот, на сайте Топ-отелей.РФ пансионаты подмосковья с бассейном, да, именно с бассейном, обожаю плавание.

В новой работе будут некоторые отличия от старой, несущественные, привыкну быстро. Зарплата пока та же, в будущем возможен рост, ну, я надеюсь. Меняю, в общем-то, шило на мыло. Еще в начале недели я и думать не думала о смене работы, но с того самого момента, как замначальника превратился в начальника, энтропия нарастала. Совещание, прошедшее позавчера, оставило настолько неприятный осадок, что я решила сменить место дислокации.

Работает (пока работает) у нас один переводчик, человек сорока с чем-то лет. Пришел на фирму после окончания института чуть больше двадцати лет назад, всех устраивал, причем не только нашего прежнего начальника и ближайших коллег, но и всех, кто носил в переводческий отдел подработку. Как вдруг умирает старый начальник, и зам, доселе испытывавший моральную неудовлетворенность от того, что шеф не давал ему самостоятельности, выходит на первый план.

Новый шеф тут же привел на работу своих людей и принялся травить старую гвардию, снимая начальников секторов с должностей и объявляя выговоры по мелочам. Некогда дружный и теплый маленький коллектив превратился, извините, в помойку. Со стороны кое-кого из новых начались доклады шефу по поводу опозданий и якобы плохой работы сотрудников, старая гвардия тоже оказалась не без гнилья — страх перед тем, что тебя опустят ниже плинтуса, оказывается, сильно разъедает душу.

Наш переводчик попал под раздачу более других. К нему последовательно применили две репрессивные меры — и объявили выговор (хорошо хоть, устный), и понизили в должности. Вскоре он заболел, и, полагаю, переживания сыграли в его болезни не последнюю роль. Вернулся на работу он после длительного отсутствия с инвалидностью. В его внешности ничего не изменилось, разве что еле заметный шрам на шее, где была щитовидка. Так же весь день переводит за компьютером, время от времени заглядывает в интернет (как и все, между прочим).

Внезапно в среду начальник зовет нашего переводчика, своего зама, начальника сектора переводчиков и несколько других хомячков на совещание, на котором все узнали много нового о своем сотруднике. Оказывается, он исчадие ада.
— Он завалил работу сектора, пока сам был начальником (Что у переводчиков вообще можно завалить??? Распределил материал между всеми — и работай дальше.)
— Переводит он очень медленно, один текст держал полтора года. «Не было этого», — отвечает переводчик. «Нет, было», — говорит шеф. (Работала у нас по договору несколько лет назад чудная дама. Именно она однажды продержала перевод полтора года, после чего шеф с ней распрощался. Но ты начальник — я дурак. Хочу — чужие грехи будут твоими.)
— К качеству его переводов большие претензии. Приходится писать рекламации именно к его переводам. (Я не в курсе, что за рекламации и действительно ли они давались именно к его переводам, знаю одно — у людей из других отделов, которым периодически нужно сделать перевод за дополнительные деньги, есть черный и белый список, и этот человек у всех был в белых списках. Возможно, ему опять приписали чужие грехи, не знаю.)

В результате шеф предложил сотруднику альтернативу: либо он увольняется совсем, либо переходит на работу по договору со сдельной оплатой. (Так ведь качество работы не устраивает. Или все-таки устраивает? Где логика???) Дескать, есть три более достойные кандидатуры, готовые прийти на его место. И прозрачно намекнул, что в случае отказа уйти будет травля.

Что касается хомячков, выступление шефа было выслушано при полном молчании. Как начальник ни просил высказываться, задавать вопросы, никто рта не раскрыл, кроме зама, который вяло протянул: «Да неееет вопросов».

В результате всего этого мне стало так противно, что я поставила на уши своих знакомых и попросила помочь мне трудоустроиться на другом месте. Но только тех из знакомых, у которых мой рассказ вызвал тихий шок, а не тех, у которых на работе такое случается. Так что ухожу без сожаления. А всем хомячкам — счастливо оставаться. Только пусть не забывают, что кандидатур переводчиков у шефа три. А значит, еще одно место должно освободиться.

Добавить комментарий


Пятый элемент блогосферы © 2015